queyntefantasye: (Default)
И вот я возвращаюсь обратно в Торонто из Москвы, с файлами, полными архивными буковок. По прибытии будет пост с различными новостями и благодарностями, а пока я жду своего самолета в венском аэропорту, поделюсь цитатой из Николая Акимова (того самого, скандального, который в 1932 поставил "Гамлета" как комедию, и в 1940 его все еще заставляли объяснять на заседаниях Кабинета Шекспира при ВТО, зачем он это сделал, и обещать, что больше не будет). Акимов рассказывает о том, как они в Ленинграде ставили пьесы Лопе де Веги, и почему его концовки крайне удобны для пост-революционного театра:

"Вся техника Лопе де Вега доказывает нам, что техника его концовок расчитана черт знает на кого. Ни один воспитанный и приличный человек его времени )
queyntefantasye: (Default)
Леонид Соболев, на Первом Всесоюзном Съезде Советских Писателей (1934):

"Партия и правительство дали советскому писателю решительно все. Они отняли у него только одно - право плохо писать.
Хорошим писателем мы изображаем того, чьи книги верно изображают жизнь, волнуют и учат. Такие книги имеют все шансы, как говорится, "войти в века". Писателем, способным создать такие книги, может быть только тот, кто умеет правильно видеть и ярко чувствовать, правильно и ярко изображать.
Разберемся, товарищи, в том, что нам, писателям, дала революция, и партию, эту революцию организовавшая. Разберемся по порядку.
Уменью видеть учит нас философия пролетариата, созданная величайшими умами человечества - Марксом, Энгельсом и Лениным. Это оружие дала нам партия.
Уменью чувствовать учит нас вся наша действительность - непрерывная цепь побед, организованных опять-таки нашей партией.
Наконец уменью верно изображать учит нас метод социалистического реализма, т.е. метод, пользуясь которым мы можем дать правдивое изображение действительности с партийных большевицких позиций. Этому методу опять-таки обучает нас партия".

Тут, конечно, много прекрасного, но меня сейчас особенно занимает идея, что советского человека надо учить правильно чувствовать. Вообще очень многие, выступавшие на этом съезде, об этом говорят - о новых чувствах, которые подарила народу партия - в том числе и Шкловский с Эренбургом. Хотя Шкловский, ожидаемо, недостаточно оптимистичен, за что его критикует Соболев. Он пишет:
"Класс начал ценить в себе чувство.
Мы стали чувствительно, как когда-то, по-своему, была чувствительна молодая буржуазия, и мы должны конечно научиться писать о своих чувствах лучше и крепче, чем буржуазия".
queyntefantasye: (Default)
Получила все-таки свой грант и лихорадочно готовлюсь к поездке в Москву. Уже практически через две недели лечу. Боюсь страшно, в глубине души уверена, что в архив меня не пустят, или что-нибудь еще, не менее душераздирающее. Но хоть визу дали и то хорошо - это та еще была эпопея, с привлечением специалистов по заполнению бумаг, и с огромной спешкой, т.к. на прошлой неделе я ездила на средневековую конференцию в Штаты и мне кровь из носу нужно было получить к тому времени паспорт обратно.
Паспорт отдали впритык, хотя по дате выдачи визы видно, что сделали они ее две недели до того. Видимо, любовались там на неземную красоту моей фотографии.

На средневековой конференции была поражена до глубины души туалетами в местном студенческом общежитии. До этого момента я думала, что знаю, как это - делить туалет. Я сама жила в общежитии, где туалет (с несколькими кабинками) был один на весь этаж. У меня и сейчас, собственно, есть соседка по квартире.
Но оказалось, что университет в Kalamazoo перешел на принципиально новый уровень деления туалета. Он у них там между двумя комнатами, то есть войти можно из любой. Унитаз стоит на виду. И двери нельзя запереть изнутри.
Это для меня оказалось совершенно неожиданно. Я даже сначала подумала, что мне досталась дефективная комната и собиралась идти жаловаться. Ну хотя бы занавесочка-то должна быть для отделения унитаза? думала я. А то вдруг войдет из другой комнаты живущий там медиевист, и будет конфуз.
Но нет, оказалось, что все так и было задумано. А ведь студенты там живут по два на комнату: то есть четыре человека пользуются этим незапирающимся туалетом восемь месяцев в году. А еще - прайваси, прайваси.

Мне там рассказали, кстати, занимательную историю про эти туалеты.Осторожно! сцены с обнаженными актерами )
queyntefantasye: (Default)
В среднеанглийском есть такое замечательное прилагательное - "luþer" (luther), которое значит что-то вроде "нехороший, жестокий, кровавый". Вот, собственно, пример из жития Св. Кенельма, о котором я раньше уже писала (тут убийца маленького мученика возвращается к злой королеве, чтобы доложить о содеянном):

Read more... )
queyntefantasye: (Default)
У меня опять конец семестра, все горит и дымит, сочинения грудами лежат, скоро экзамены.
Артурианская литература, правда, для студентов последнего года, у них экзамена нет, только курсовая работа (так, кажется, называется?), и потому они нездорово возбуждены, ждут лета и новых свершений.

Я им дала возможность заработать дополнительные очки, написать творческую работу на основе пройденного материала, жанр на выбор. Мой лучший студент очень расстарался, наваял целое произведение: будто бы он редактор, готовящий к публикации старинную рукопись, найденную в 19-м веке, про малоизвестного рыцаря при дворе короля Артура. Рыцаря зовут сэр Пеннис, и его популярность в свое время залила Англию жаркой волной... и т.д. Вообще у человека - дар, я бы так смешно написать не смогла. У рукописи, соответственно, вступление и куча сносок, одна другой ученее и напыщеннее.

Мой любимый момент: "старинная рукопись" обсуждает блюда, которые ел на завтрак король Артур. Сноска гласит (на английском, естественно), что, мол, эти кулинарные традиции обсуждал еще великий русский академик Василий Васильевич в своей монументальной работе "Curious Cases of English Cuisine". И добавляет: в оригинале работа называлась (тут идет кириллица) "Отвратительная еда мерзких англичан".
Страшно умилительно. И ведь не лень было как-то добывать перевод, чтобы порадовать преподавателя.

Другой студент )
queyntefantasye: (Default)
А давайте об академических технологиях немножко поговорим? В смысле: чем вообще люди пользуются для организации и распространения информации? Я сама немножко динозавр в этом смысле. У меня, например, есть библиографическая тетрадка, которую я вела все время написания диссертации. Страницы в ней заполнены списками книг и статей - причем только названиями и библиотечными кодами, т.к. выписки из них я делала все-таки электронно. И только в конце концов я совсем обленилась и стала нужные страницы сканировать планшетом (скачала на него FastScanner и возрадовалась), особенно, если там много было нужного.

И вот буквально на днях открылся мне прекрасный новый мир Zotero (бесплатный софт, между прочим). Оказывается, все это время я могла бы создавать свою собственную библиографическую датабазу с тэгами, выписками, и опциями прикрепления PDF файлов и поиска по названиям, ключевым словам, и так далее. Я как-то немножко даже потрясена открывшимися возможностями.
А ведь это самый краешек - там, за ним, едва заметно поблескивают софты Omeka и Islandora, которые сейчас мне доступны разве что в виде смутных идей.

А чем для работы пользуетесь вы? Я знаю, что у меня тут немало различных гуманитариев. Делитесь экспертным мнением.
queyntefantasye: (Default)
Постановки трагедий Шекспира (если мы не говорим об исторических пьесах) зачастую игнорируют политический аспект и показывают события как некую аллегорию, происходящую как бы вне времени и политики. Это особенно четко видно в постановках "Гамлета", где главный герой символизирует собой то интеллектуальную пассивность и чуть ли не нигилизм, то эпоху гуманизма, приходящую на смену жестокому средневековью (луч света в темном царстве). Знаменитый фильм Лоуренса Оливье начинается словами: “This is the tragedy of a man who could not make up his mind” (это трагедия человека, который никак не мог принять решение). Соответственно, явление в конце пьесы Фортинбраса, который как раз только и делает, что принимает решения о том, на кого бы еще напасть, кажется скорее облегчением, и многие неудобные вопросы (как там дела в Польше? что он все-таки делает в Дании? какой из такого молодого и амбициозного принца правитель?) остаются незаданными.

"Макбету" в этом смысле повезло гораздо больше: все-таки там без политики ну никак не обойтись, борьба за власть в пьесе совсем не абстрактная. Роман Полянски не так давно снял очень крепкую версию, красивую, шотландский колорит, и конец неоднозначный – напоминает нам, что братьев было двое, а королем стал только один. А где второй? А вот он второй, направляется искать ведьм для нового пророчества. Орсон Уэллс тоже в свое время сделал интересную обработку в стиле вуду, с интернациональным колоритом. Но опять же, англо-шотландский конфликт остается за кадром: главное – вернуть законного короля, а методы необязательно обсуждать.

Но, судя по всему, теперь пошла обратная тенденция, что замечательно: в 2015 были две сильные постановки, в разной мере подчеркивающие политический конфликт – "Гамлет" Бенедикта Камбербэтча и фильм "Макбет" Майкла Фассбендера.

Начну c Камбербэтча – единственная виденная мной постановка, где настолько сильно привлекается внимание к угрозе вторжения и вообще к теме милитаристической экспансии. Король с королевой ждут новостей из Норвегии на сцене, оформленной как военный штаб: полевые телефоны на столе, атмосфера напряженного ожидания, все готовы к объявлению войны. И действительно: не отзови дядя племянника, Дании срочно пришлось бы вооружаться. Когда приходят радостные новости об отмене атаки, все присутствующие ликуют (а обычно этот момент если и фигурирует, то проходит вяло и особо не отмечается).

Эта тема осадного положения )
queyntefantasye: (Default)
Главная трагедия шекспировских политических трагедий не в том, что в конце все умирают, а в том, что в конце пьесы в страну, где происходило действие, тяжелой поступью входят солдаты чужой армии. Этот аспект трагедии часто неочевидна из-за того жуткого беспорядка, который успели устроить в родной стране герои. В этом хаосе вторгающаяся армия кажется даже как бы и позитивным моментом: ну наконец-то, придут разумные люди и во всем разберутся, все починят, установят новый, справедливый режим.

А между тем, в "Короле Лире", например, хорошая сестра Корделия спасает отца силами вступающей в Британию французской армии. Надо ли и говорить, что для английского читателя в начале семнадцатого века, после всех средневековых военных конфликтов с носителями французского языка (начиная с Нормандского завоевания и заканчивая Столетней войной), а также учитывая продолжающийся религиозный конфликт как результат Реформации, этот момент должен был бы выглядеть довольно неоднозначно. Да, Шекспир использует хроники. Но тут надо отметить, что в хрониках (например, у Гальфрида Монмутского) Корделия вовсе не умирает. Наоборот, через какое-то время умирает ее муж, и она перебирается обратно в Британию и становится там правящей королевой. В пьесе же Шекспира в последней сцене умирает вся королевская семья, и страна остается без законного монарха - зато с французской оккупацией.

В "Тите Андронике" Люциус приводит в Рим готов (а началось все с того, что римляне захватили королеву готов Тамору и ее двух сыновей, если кто не помнит).

В Макбете... )
queyntefantasye: (Default)
Ужасное количество времени я не писала в жж - большой для меня перерыв. Скучаю.
Сижу в сумраке: уже месяц как пишу грант.
Вчера встретилась с бывш. научной руководительницей, жаловалась, что грант меня победил. Та успокаивала, рассказывала, что такой грант, только побольше, тоже писала полтора месяца. Только она тогда не преподавала. Писала по восемь часов в день, как на работу ходила.

По этому случаю, собственно, вопрос. Я тут пытаюсь выбить денег на поездку в Российский Государственный Архив Литературы и Искусства. В Москву. Летом. Месяца на два, скажем. Советский Шекспир и т.д.

И вот сейчас как раз составляю бюджет. Если кто из москвичей читает: может, вы знаете, сколько примерно стоит снять маленькую квартиру или даже комнату на месяц в Москве? желательно не очень далеко от архива, хотя это не принципиально. Архив находится у станции метро Водный стадион (?), а не очень далеко - это, скажем, полчаса на публичном транспорте.
queyntefantasye: (Default)
Вот мы тут обсуждаем пустыни, прилегающих к реке Иордан, а между тем в некоторых скандинавских версиях Мария Египетская уходит жить

куда? )
queyntefantasye: (Default)
Вот, помню, еще когда писала диссертацию, то одним вечером методично доставала всех знакомых, имеющих хоть какое-то отношение к химии, вопросом: а если средневековый доспех опустить на ночь в морскую воду, может ли он заржаветь до неузнаваемости?
Потому что в шекспировском "Перикле" главный герой, выброшенный после кораблекрушения на берег, как Иона или герой Воннегута, отбирает у рыбаков выловленный доспех ("шлем моего дедушки! латы моей бабушки!") и едет в нем на местный турнир. А на местный турнир его еле-еле пускают. Лорды кривят нос и комментируют, что в таких ржавых доспехах он похож на крестьянина, а не на рыцаря.
Так вот, мне позарез надо было знать - возможно ли это, или все-таки театральное допущение.
В процессе дискуссии выяснилось еще, что средневековые доспехи делали из (естественно) сплавов, незнакомым современным химикам.
Решили, что театральное допущение, и знать больше ничего, так у меня в диссертации и написано: ОЗС (один знакомый сказал).

Вчера мучила гугль-карту, разглядывая на ней Реку Иордан, Иерусалим и прилегающие пустыни. Почему, ну почему я не учила географию в школе? Вот, знаете, была такая Мария Египетская, замечательная средневековая святая, известная своей распутностью в годы юности. Я по ней пишу статью, то есть по одному ее среднеанглийскому житию второй половины тринадцатого века.

Мария Египетская родилась где-то в египетском захолустье, потом сбежала в Александрию, потом поплыла на корабле в Иерусалим (чьей территорией был Иерусалим в шестом-седьмом веке, никто не знает, случайно?), потом совершила путешествие в монастырь на берегу Реки Иордан (кажется, монастырь Иоанна Крестителя), а оттуда ушла в пустыню. Перейдя реку, я так понимаю. Нет, ходить по воде и левитировать она начала позже.
Кто-нибудь, кто знает эти места: в какую пустыню она могла уйти? является ли эта пустыня египетской? сколько там вообще пустынь, прилегающих к Реке Иордан?

Практических соображений жизни в пустыне в расчет можно не принимать: в зависимости от версии легенды, она жила там около сорока лет, взяв с собой из припасов три буханки хлеба и не имея контактов с людьми. Зато ей являлась Дева Мария.
queyntefantasye: (Default)
В ноябре у нас шел балет шекспировской "Зимней сказки" (The National Ballet of Canada and the Royal Ballet, UK; музыка Joby Talbot, хореография Christopher Wheeldon). Я, признаюсь честно, пошла несколько обреченно: не то что я не люблю балет как таковой, но виденные мной ранее постановки были построены по принципу "немного сюжета, а теперь двадцатиминутная сцена, в которой танцоры показывают свое мастерство". Я не высокий ценитель, мне мастерству классического балета трудно отдать должное, мне хочется дальше, в рассказ. На "Спящей красавице" я даже, помню, задремала: там то все феи по очереди исполняли соло на сцене, то какие-то дворцовые балы и теперь все исполняют парные номера, и так далее. А тут еще Шекспир!

Так вот. "Зимняя сказка" оказалась, как говорит программка, "narrative ballet" - то есть, я так понимаю, сочетание балета с интерпретативным танцем. И они танцевали сюжет, причем танцевали так, что весь ряд рыдал, и я тоже рыдала, хотя я "Зимнюю сказку" не очень и люблю на самом деле, но этот балет как раз дотянулся до того, нелюбимого, вытащил его на свет.

Все дело в том, что в "Зимней сказке" настоящими мне всегда казались только первые три акта. Бессмысленная, разрушающая ревность Леонта, отчаяние Гермионы, смерть ребенка, младенец, оторванный от матери, Антигон на чужом берегу, убегающий от медведя в никуда, в смерть, в вечную зиму. В метатеатральном смысле - эта история и есть то, что маленький Мамиллий рассказывает маме, объясняя, что "зимой - лучше всего грустная сказка".
И вот это было сыграно безупречно. Танец Леонта с Поликсеном - и втроем с Гермионой, и зарождающаяся ревность, и Леонтий, крадущийся между колонн, в зеленом мертвенном свете своей больной фантазии, в котором жена с его лучшим другом корчатся от преступной страсти, и суд над Гермионой, черный, неприступный король, для которого мольбы жены - пустой звук, и маленький мальчик в ночной рубашке, волочащий игрушку, спускающийся в этом время, шаг за шагом, по бесконечной лестнице, а потом беззвучно падающий, не в силах пережить происходящего. А на сцене - зима, снежинки, сугробы на заднике, и на Антигона встает зимний медведь-демон, страшный, бесформенный, огромный, всех съест, ничего не оставит.

После этого четвертый и пятый акты в пьесе кажутся фантазией )
queyntefantasye: (Default)
"Эпитет 'puta vieja' [старая шлюха], который слуги употребляют по отношению к Селестине, показывает, что...

что же он показывает? )
queyntefantasye: (Default)
По мотивам обсуждения в дружественном журнале хочу еще пунктиром отметить причину, по которой я никогда не пыталась писать что-то более академическое про шекспировского "Гамлета", именно про саму пьесу, а не ее адаптации (и не только потому, что про нее уже столько написано, что и не сосчитать).

Причин две.

1) Источники.
Традиционно считается, что шекспировский "Гамлет" корнями уходит в версию, которую в 12-м веке записал или сочинил Саксон Грамматик в Gesta Danorum (Деяния датчан). Но Gesta Danorum на английский до, кажется, девятнадцатого века не переводились, и вообще были сравнительно мало известны. Если Шекспир с этой версией знаком, то, скорее всего, через французский перевод-пересказ Francois Belleforest, опубликованный в 1570. В шестнадцатом веке перевод понимался более свободно, поэтому Belleforest подошел к своей задаче с огоньком: что-то убрал, что-то вставил, что-то переписал. Например, уточнил, что королева-таки находилась с братом мужа в сговоре, добавил много моралистических пассажей, и - главное, наверное - вставил тень отца Гамлета, которого у Грамматика нет.
На английский этот пересказ был переведен позже, в 1608, так что Шекспир, возможно, читал его на французском.

Но! на самом деле, это даже не играет большой роли, так как Шекспир не первый написал пьесу "Гамлет" на английском.
Да-да, один из самых загадочных и неприятных моментов для тех, кто работает по "Гамлету", это то, что в конце восьмидесятых в театрах Лондона шла пьеса "Гамлет", неизвестного писателя. Ее упоминал в 1589 Томас Нэш. В 1594 есть запись о ее постановке. В 1596 по ней проходится Томас Лодж, описывая "ghost which cried so miserably at the theatre, like an oyster-wife, Hamlet, revenge!" (призрака, который вопил так отчаянно в театра, как торговка устрицами, "отмщение, Гамлет!"). Проблема в том, что пьеса эта утеряна, и никто не знает, как и чем она отличалась от версии Шекспира.

Таким образом, каждый раз когда кто-то пишет, что именно Шекспир что-то поменял в сюжете или персонажах по сравнению с ранними версиями, этот человек немного кривит душой. Мы просто не знаем практически ничего о его непосредственном источнике.

2) Версии.
"Гамлет" существует в трех версиях.

Read more... )
queyntefantasye: (Default)
Начало
Так вот, считая, что в контексте христианской вселенной бессмертной его душе ничего не станется и статься не может, Гамлет, конечно, ошибается.


Я вообще склонна рассматривать эту трагедию как усложненный пример пьесы-моралите (аллегорическая пьеса, в которой главный герой символизирует собой любого христианина – в одной из самых известных таких пьес его даже зовут Everyman). То есть, в отличие от древнегреческих трагедий, где главный герой терпит поражение из-за какого-то изначального или предопределенного изъяна, над которым он не имеет власти, в христианском театре конфликт, как правило, заключается в том, что главному герою предлагается тест (что неудивительно, т.к. вся наша жизнь – это тест, если мы родились христианами).
Read more... )
queyntefantasye: (Default)
«Гамлет» начинается с вопроса: Кто здесь? (Who’s there?). Этот вопрос, заданный одним из стражников, во многом задает настроение пьесы, и в частности поднимает острую проблему интерпретации: кто или что такое призрак, которого наблюдают персонажи?

Советские и вообще русские прочтения, как правило, безоговорочно верят призраку на слово, и исходят из того, что это действительно дух отца Гамлета, поднявшийся из чистилища. Сам призрак сообщает:
I am thy father's spirit,
Doom'd for a certain term to walk the night,
And for the day confined to fast in fires,
Till the foul crimes done in my days of nature
Are burnt and purged away.
(В переводе Пастернака:
Я дух родного твоего отца,
На некий срок скитаться осужденный
Ночной порой, а днем гореть в огне,
Пока мои земные окаянства
Не выгорят дотла.)

Проблема состоит в том, что одним из значительных изменений популярной теологии, ставшим результатом перехода Англии в протестанство, было как раз упразднение чистилища. Как известно, католический концепт очистительных мук после смерти произвел на свет, например, проблематичную практику индульгенций (и вообще пожертвований церкви с целью преуменьшения срока мук). Эту практику критиковали даже честные католики – что уж тут говорить о протестантах, которые упоминали ее чуть ли не в каждом обличающем памфлете.

Read more... )
queyntefantasye: (Default)
Завтра нам подключают интернет.

Вот тут-то я разгуляюсь. У меня в голове целый список ненаписанных постов.
Вот про что бы вы предпочли первое прочесть?

Альтернативы: )
queyntefantasye: (Default)
У меня сегодня круглая дата - ровно десять лет с начала преподавания. Начала я в колледже, получив степень магистра. Была я очень юна (не стану выдавать секретов, но ненамного перевалило мне в тот момент за двадцать, а по-английски я говорила всего семь лет), и было мне очень страшно. Это только потом я поняла: это я знаю, что мы с учениками почти одного возраста, а для них я совсем большая.

Тогда я преподавала стандартное грамматико-композиционное, а сегодня, по прошествии лет, университетский семинар по артурианской литературе.

Так вот, знаете ли вы, что в 1191, в Glastonbury Abbey, монахи эксгумировали кости короля Артура (ну и его королевы Гвиневеры заодно)? Дело было так: в 1184 в Гластонберийском аббатстве случился пожар, результатом которого стал некоторый финансовый кризис. Кризисы такого рода могли решаться либо через поддержку какого-то высокопоставленного (и богатого!) лица или, в некоторых случаях, через внезапное обнаружение или приобретение святых мощей. В данном случае, насколько можно судить, инициатором раскопок стал Генрих II.

Что за дело Генриху было до костей короля Артура? )
queyntefantasye: (Default)
В очередной раз поражаюсь отсутствию в рыцарской литературе не просто отсутствию социальной мобильности (ее, допустим, можно частично объяснить ограничениями жанра), но в принципе полной невозможностью какого-либо социального соревнования между классами. Это хорошо помнить любому, кто вздыхает по тем романтическим временам, когда мужчины чтили кодекс чести и блюли клятвы.

Например, в "Смерти Короля Артура" (глава "Война короля Артура против Императора Люциуса", в которой Артур захватываем Рим), Сэр Гавейн побеждает в битве некоего Приама, отец которого потомок самих Александра и Гектора, и, когда приходит время после поединка познакомиться, в шутку говорит ему: "Я вообще-то не рыцарь. Меня вырастили в доме Короля Артура, где мне доверяли присматривать за доспехами и одеждой. В прошлом году он сделал меня королевским служителем, и дал мне лошадь, сбрую и сто фунтов денег" (здесь и далее близкий к тексту пересказ).
Приам натурально шокирован, что простолюдин настолько отличился в битве. Тогда Гавейн, хихикая, признает, что он-таки знаменитый рыцарь, что ему давеча присвоили герцогское звание, и потому "не завидуй, что мне была дана такая милость; доброта Божья подарила мне силы".
Фух, говорит Приамус с облегчением, "это радует меня больше, чем если бы ты мне дал мне весь Прованс и богатый Париж. Я скорее хотел бы быть разорван дикими лошадьми, чем если бы какой-то слуга одержал надо мной такую победу, или какой-то паж или прислужник получил от меня такой приз".

Другими словами, Мэлори на момент создает ситуацию, в которой можно задать вопрос: "А что если простолюдин одержит победу над рыцарем?",Read more... )
queyntefantasye: (Default)
В средневековой Англии очень почитали ребенка-мученика Св. Кенельма: гробница святого в Винчкомбе привлекала огромное количество паломников, и даже сам Джеффри Чосер упомянул его житие в своих знаменитых "Кентерберийских рассказах".

По легенде, записанной в Южно-Английском Сборнике Легенд (South English Legendary, 13-й век), Кенельм был наследным принцем в Мерсии, одном из англосаксонских королевств, и был коронован в семилетнем возрасте, после смерти родителей. Одна из старших сестер Кенельма, несколько возмущенная такой несправедливостью, организовала его убийство и заняла трон сама. Никто не знал, где похоронен мальчик: королева Квендрида запретила своим подданным упоминать его имя в попытки уничтожить саму память о законном короле. Единственной хранительницей памяти стала, гм, назначенная Богом белая корова, которая каждый день проводила на том месте, где зарыт мертвый мальчик. Она ничего не ела, но каждое утро волшебным образом давала молоко.

Но, конечно, вечно так продолжаться не может. И вот однажды, когда Папа Римский служит у себя в Риме мессу, с небес слетает белоснежный голубь с таким же белоснежным и даже сияющим посланием - кладет послание на алтарь и улетает обратно на небо.
Все, естественно, заинтригованы. И благодарят Христа за этот подарок.
Папа разворачивает послание - и (сюрприз!) не может его прочитать!

Почему же? )

Profile

queyntefantasye: (Default)
queyntefantasye

January 2017

S M T W T F S
123 4567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 06:33 am
Powered by Dreamwidth Studios