queyntefantasye: (Default)
А кукушки, написано в средневековых бестиариях, очень слабые птицы, и потому предпочитают путешествовать на спинах коршунов. Кроме того, из их слюны рождаются цикады. Или кузнечики, смотря кого спросить.

А коршуны зато практически никогда не пьют. Увидеть пьющего коршуна - ужасный знак. Говорят. Я, кажется, никогда не видела коршуна. Помню только, как они кружат в начале "Аэлиты", в воспоминаниях Лося.

И в качестве иллюстрации: гротескный гибрид и лучник, с полей средневекового манускрипта. Я немножко в роли гибрида.



(Yale Thompson 15, f. 20, в Британской Библиотеке: большая и красивая версия тут)
queyntefantasye: (Default)
Постановки трагедий Шекспира (если мы не говорим об исторических пьесах) зачастую игнорируют политический аспект и показывают события как некую аллегорию, происходящую как бы вне времени и политики. Это особенно четко видно в постановках "Гамлета", где главный герой символизирует собой то интеллектуальную пассивность и чуть ли не нигилизм, то эпоху гуманизма, приходящую на смену жестокому средневековью (луч света в темном царстве). Знаменитый фильм Лоуренса Оливье начинается словами: “This is the tragedy of a man who could not make up his mind” (это трагедия человека, который никак не мог принять решение). Соответственно, явление в конце пьесы Фортинбраса, который как раз только и делает, что принимает решения о том, на кого бы еще напасть, кажется скорее облегчением, и многие неудобные вопросы (как там дела в Польше? что он все-таки делает в Дании? какой из такого молодого и амбициозного принца правитель?) остаются незаданными.

"Макбету" в этом смысле повезло гораздо больше: все-таки там без политики ну никак не обойтись, борьба за власть в пьесе совсем не абстрактная. Роман Полянски не так давно снял очень крепкую версию, красивую, шотландский колорит, и конец неоднозначный – напоминает нам, что братьев было двое, а королем стал только один. А где второй? А вот он второй, направляется искать ведьм для нового пророчества. Орсон Уэллс тоже в свое время сделал интересную обработку в стиле вуду, с интернациональным колоритом. Но опять же, англо-шотландский конфликт остается за кадром: главное – вернуть законного короля, а методы необязательно обсуждать.

Но, судя по всему, теперь пошла обратная тенденция, что замечательно: в 2015 были две сильные постановки, в разной мере подчеркивающие политический конфликт – "Гамлет" Бенедикта Камбербэтча и фильм "Макбет" Майкла Фассбендера.

Начну c Камбербэтча – единственная виденная мной постановка, где настолько сильно привлекается внимание к угрозе вторжения и вообще к теме милитаристической экспансии. Король с королевой ждут новостей из Норвегии на сцене, оформленной как военный штаб: полевые телефоны на столе, атмосфера напряженного ожидания, все готовы к объявлению войны. И действительно: не отзови дядя племянника, Дании срочно пришлось бы вооружаться. Когда приходят радостные новости об отмене атаки, все присутствующие ликуют (а обычно этот момент если и фигурирует, то проходит вяло и особо не отмечается).

Эта тема осадного положения )
queyntefantasye: (Default)
Главная трагедия шекспировских политических трагедий не в том, что в конце все умирают, а в том, что в конце пьесы в страну, где происходило действие, тяжелой поступью входят солдаты чужой армии. Этот аспект трагедии часто неочевидна из-за того жуткого беспорядка, который успели устроить в родной стране герои. В этом хаосе вторгающаяся армия кажется даже как бы и позитивным моментом: ну наконец-то, придут разумные люди и во всем разберутся, все починят, установят новый, справедливый режим.

А между тем, в "Короле Лире", например, хорошая сестра Корделия спасает отца силами вступающей в Британию французской армии. Надо ли и говорить, что для английского читателя в начале семнадцатого века, после всех средневековых военных конфликтов с носителями французского языка (начиная с Нормандского завоевания и заканчивая Столетней войной), а также учитывая продолжающийся религиозный конфликт как результат Реформации, этот момент должен был бы выглядеть довольно неоднозначно. Да, Шекспир использует хроники. Но тут надо отметить, что в хрониках (например, у Гальфрида Монмутского) Корделия вовсе не умирает. Наоборот, через какое-то время умирает ее муж, и она перебирается обратно в Британию и становится там правящей королевой. В пьесе же Шекспира в последней сцене умирает вся королевская семья, и страна остается без законного монарха - зато с французской оккупацией.

В "Тите Андронике" Люциус приводит в Рим готов (а началось все с того, что римляне захватили королеву готов Тамору и ее двух сыновей, если кто не помнит).

В Макбете... )
queyntefantasye: (Default)
Обсуждение гендера в "Криминальном чтиве" Квентина Тарантино (далее КЧ) лучше всего начать с флэшбэка, в котором к маленькому Бутчу приходит армейский друг отца, умершего во вьетнамском плену, и приносит ему фамильные золотые часы. Вот я даже картинку вставлю, чтобы вы прониклись этим моментом:



Часы эти, переходящие от одного главы семьи следующему, символизируют собой патриархальную генеалогию, которая не должна быть прервана, - мужественность, передаваемую от отца к сыну (собственно, "Butch" и обозначает агрессивную маскулинность). Но тут есть один нюанс )
queyntefantasye: (Default)
Обычно считается, что в заключительном эпизоде фильм "Криминальное чтиво" возвращается к тому же моменту, с которого начался: к забегаловке, где сладкая парочка собирается грабить посетителей. И что в этом заключительном эпизоде мы видим те же самые события, что и в начале, только наша перспектива изменилась.

На самом деле это не совсем так. Действительно, после своего богатого собыятими утра Винсент и Джулс едят завтрак в забегаловке. Действительно, краем уха мы слышим, как где-то за соседним столиком мужской голос выкрикивает: "Гарсон! еще кофе!" - и официантка, подходя, холодно отвечает, что "гарсон" - это мальчик. Действительно, тот же самый мужчина, размахивая пистолетом, кричит: "Everyone cool, this is a robbery!" (спокойно, это ограбление!). И в обоих случаях его спутница тоже выхватывает пистолет и кричит одну из самых знаменитых фраз этого фильма.

Только вот )
queyntefantasye: (Default)
В ноябре у нас шел балет шекспировской "Зимней сказки" (The National Ballet of Canada and the Royal Ballet, UK; музыка Joby Talbot, хореография Christopher Wheeldon). Я, признаюсь честно, пошла несколько обреченно: не то что я не люблю балет как таковой, но виденные мной ранее постановки были построены по принципу "немного сюжета, а теперь двадцатиминутная сцена, в которой танцоры показывают свое мастерство". Я не высокий ценитель, мне мастерству классического балета трудно отдать должное, мне хочется дальше, в рассказ. На "Спящей красавице" я даже, помню, задремала: там то все феи по очереди исполняли соло на сцене, то какие-то дворцовые балы и теперь все исполняют парные номера, и так далее. А тут еще Шекспир!

Так вот. "Зимняя сказка" оказалась, как говорит программка, "narrative ballet" - то есть, я так понимаю, сочетание балета с интерпретативным танцем. И они танцевали сюжет, причем танцевали так, что весь ряд рыдал, и я тоже рыдала, хотя я "Зимнюю сказку" не очень и люблю на самом деле, но этот балет как раз дотянулся до того, нелюбимого, вытащил его на свет.

Все дело в том, что в "Зимней сказке" настоящими мне всегда казались только первые три акта. Бессмысленная, разрушающая ревность Леонта, отчаяние Гермионы, смерть ребенка, младенец, оторванный от матери, Антигон на чужом берегу, убегающий от медведя в никуда, в смерть, в вечную зиму. В метатеатральном смысле - эта история и есть то, что маленький Мамиллий рассказывает маме, объясняя, что "зимой - лучше всего грустная сказка".
И вот это было сыграно безупречно. Танец Леонта с Поликсеном - и втроем с Гермионой, и зарождающаяся ревность, и Леонтий, крадущийся между колонн, в зеленом мертвенном свете своей больной фантазии, в котором жена с его лучшим другом корчатся от преступной страсти, и суд над Гермионой, черный, неприступный король, для которого мольбы жены - пустой звук, и маленький мальчик в ночной рубашке, волочащий игрушку, спускающийся в этом время, шаг за шагом, по бесконечной лестнице, а потом беззвучно падающий, не в силах пережить происходящего. А на сцене - зима, снежинки, сугробы на заднике, и на Антигона встает зимний медведь-демон, страшный, бесформенный, огромный, всех съест, ничего не оставит.

После этого четвертый и пятый акты в пьесе кажутся фантазией )
queyntefantasye: (Default)
Посмотрев "Crimson Peak" во второй раз, все-таки увидела то, главное, о чем мне говорили в комментариях к предыдущему посту. Главное было такое: в самом конце фильма, когда уже пошли титры, нам показывают крупным планом всякие готические предметы, розочки там, бокалы, свечи, и т.д., а потом та книга в зеленой обложке, которая распахнулась для нас в самом начале, закрывается - и мы видим обложку.
А на обложке написано:
Предупреждаю: сильный спойлер! )
queyntefantasye: (Default)
Если вы любите игру с жанром, очень рекомендую "Crimson Peak": у меня вся френдлента в фэйсбуке его так ругала, что я прямо засомневалась. Однако, по совпадению событий, пошла, тем более, что обещали готику, а мы со студентами на следующий день собирались обсуждать "Франкенштейна".

Так вот, жанр. Мне кажется, что ругающие слишком серьезно этот фильм восприняли, не посмотрели, кто там режиссер. А фильм, скорее, задается вопросом: можно ли в двадцать первом веке создать полноценную готическую работу? И совершенно этого вопроса не прячет. Главная героиня практически в первые же пять минут фильма шутит, что хотела бы быть Мэри Шелли - ненавязчиво, таким образом, готовит зрителя к ожившим мертвецам и бурным страстям.

В общем, для полноценной готики "Crimson Peak" все-таки слишком игрив: спойлеры )
queyntefantasye: (Default)
По мотивам обсуждения в дружественном журнале хочу еще пунктиром отметить причину, по которой я никогда не пыталась писать что-то более академическое про шекспировского "Гамлета", именно про саму пьесу, а не ее адаптации (и не только потому, что про нее уже столько написано, что и не сосчитать).

Причин две.

1) Источники.
Традиционно считается, что шекспировский "Гамлет" корнями уходит в версию, которую в 12-м веке записал или сочинил Саксон Грамматик в Gesta Danorum (Деяния датчан). Но Gesta Danorum на английский до, кажется, девятнадцатого века не переводились, и вообще были сравнительно мало известны. Если Шекспир с этой версией знаком, то, скорее всего, через французский перевод-пересказ Francois Belleforest, опубликованный в 1570. В шестнадцатом веке перевод понимался более свободно, поэтому Belleforest подошел к своей задаче с огоньком: что-то убрал, что-то вставил, что-то переписал. Например, уточнил, что королева-таки находилась с братом мужа в сговоре, добавил много моралистических пассажей, и - главное, наверное - вставил тень отца Гамлета, которого у Грамматика нет.
На английский этот пересказ был переведен позже, в 1608, так что Шекспир, возможно, читал его на французском.

Но! на самом деле, это даже не играет большой роли, так как Шекспир не первый написал пьесу "Гамлет" на английском.
Да-да, один из самых загадочных и неприятных моментов для тех, кто работает по "Гамлету", это то, что в конце восьмидесятых в театрах Лондона шла пьеса "Гамлет", неизвестного писателя. Ее упоминал в 1589 Томас Нэш. В 1594 есть запись о ее постановке. В 1596 по ней проходится Томас Лодж, описывая "ghost which cried so miserably at the theatre, like an oyster-wife, Hamlet, revenge!" (призрака, который вопил так отчаянно в театра, как торговка устрицами, "отмщение, Гамлет!"). Проблема в том, что пьеса эта утеряна, и никто не знает, как и чем она отличалась от версии Шекспира.

Таким образом, каждый раз когда кто-то пишет, что именно Шекспир что-то поменял в сюжете или персонажах по сравнению с ранними версиями, этот человек немного кривит душой. Мы просто не знаем практически ничего о его непосредственном источнике.

2) Версии.
"Гамлет" существует в трех версиях.

Read more... )
queyntefantasye: (Default)
Начало
Так вот, считая, что в контексте христианской вселенной бессмертной его душе ничего не станется и статься не может, Гамлет, конечно, ошибается.


Я вообще склонна рассматривать эту трагедию как усложненный пример пьесы-моралите (аллегорическая пьеса, в которой главный герой символизирует собой любого христианина – в одной из самых известных таких пьес его даже зовут Everyman). То есть, в отличие от древнегреческих трагедий, где главный герой терпит поражение из-за какого-то изначального или предопределенного изъяна, над которым он не имеет власти, в христианском театре конфликт, как правило, заключается в том, что главному герою предлагается тест (что неудивительно, т.к. вся наша жизнь – это тест, если мы родились христианами).
Read more... )
queyntefantasye: (Default)
«Гамлет» начинается с вопроса: Кто здесь? (Who’s there?). Этот вопрос, заданный одним из стражников, во многом задает настроение пьесы, и в частности поднимает острую проблему интерпретации: кто или что такое призрак, которого наблюдают персонажи?

Советские и вообще русские прочтения, как правило, безоговорочно верят призраку на слово, и исходят из того, что это действительно дух отца Гамлета, поднявшийся из чистилища. Сам призрак сообщает:
I am thy father's spirit,
Doom'd for a certain term to walk the night,
And for the day confined to fast in fires,
Till the foul crimes done in my days of nature
Are burnt and purged away.
(В переводе Пастернака:
Я дух родного твоего отца,
На некий срок скитаться осужденный
Ночной порой, а днем гореть в огне,
Пока мои земные окаянства
Не выгорят дотла.)

Проблема состоит в том, что одним из значительных изменений популярной теологии, ставшим результатом перехода Англии в протестанство, было как раз упразднение чистилища. Как известно, католический концепт очистительных мук после смерти произвел на свет, например, проблематичную практику индульгенций (и вообще пожертвований церкви с целью преуменьшения срока мук). Эту практику критиковали даже честные католики – что уж тут говорить о протестантах, которые упоминали ее чуть ли не в каждом обличающем памфлете.

Read more... )
queyntefantasye: (Default)
Увидев, что Стивен Кинг написал сиквел к "Сиянию", я даже немного расстроилась. Роман этот давно стал классикой, Кубрик по нему снял знаменитый фильм - к чему продолжать?
Но оказалось, что "Доктор Сон" не просто развивает сюжетную линию "Сияния" с тем же главным перонажем, а пытается ответить на некоторые вопросы, поставленные в первом романе, конец которого кажется довольно безнадежным.

В принципе, это уже общепринятая идея, что роман "Сияние" (The Shining) Стивена Кинга организован вокруг метафоры болезненных внутрисемейных отношений, и особенно отношений между родителем и ребенком. Родители маленького Дэнни выросли в атмосфере семейного насилия, физического или эмоционального. Джек Торранс - сын отца-тирана, самоутверждавшегося каждый день на жене и детях (его вклад в воспитание сына заключается в том, что он играет с ним в "лифт" пока тот маленький - подбрасывает к потолку при возвращении домой; как позже думает сам Джек, это могло бы быть высечено на надгробии отца: "Он здорово умел играть в лифт!"). В свою очередь мать Джека, мягкая и безвольная женщина, покрывает своего абьюзера, даже когда попадает в больницу после жестокого избиения. Джек клянется не быть похожим на отца - и медленно, неумолимо в него превращается, скатываясь в алкоголизм и ломая руку трехлетнему Дэнни за маленькую провинность. Проклятый отель Оверлук знает, что предложить Джеку: не славу, не деньги, не известность. Отель предлагает Джека усыновить, и Джек отчаянно цепляется за это предложение. Позже он будет исступленно кричать сыну: "Ему нужен я, а не ты!!" В некотором роде, отель Оверлук сам становится для Джека новым отцом, таким же, в конце концов, равнодушным и жестоким как прежний. Как отец, ищущий поглотить свих детей, привязать их к себе на веки вечные, Оверлук распространяет свою модель отцовства на других: и Джек, и Дельберт Грэйди (предыдущий сторож отеля, зарубивший жену и двух дочек) рассуждают, под влиянием отеля, что детей нужно принуждать к послушанию любыми способами - даже если придется в процессе их убить.
Многим, к сожалению, такая логика может быть знакома.

Семья Венди )

В начале "Доктора Сна" Дэнни,осторожно - спойлеры! )
queyntefantasye: (Default)
Перечитала "Паутину Шарлотты" (буду ее преподавать через неделю). Рыдала.

По-моему, это отличительный признак хорошей детской литературы - когда персонажей не обязательно делят на героев и злодеев, а говорят читателю, пожимая плечами, что ну вот просто так сложилось.

Даже Капитан Крюк в "Питере Пэне" - он ведь неплохой. Он человек идеи. Он ходил в строгую школу для мальчиков и всю жизнь, страдая, пытается каким-то образом воплощать ее идеалы. Главный идеал - это хорошая форма ("good form" - правильный социальный перформанс). И самый большой трагический парадокс его жизни: чтобы иметь хорошую форму, надо не думать о том, есть ли она у тебя. А Крюк думает. И страшно этим мучается. Потому что вот так сложилась его жизнь, и неважно, что его боятся невежественные пираты и глупые мальчишки.

Похожая динамика характеризует "Паутину Шарлотты". Ну разве были бы владельцы поросенка Вилбура плохими людьми, если бы они зарезали его на Рождество, как собирались? Разумеется, нет - ведь для этого и растят поросят.

Может быть, герой - это крыса Темплтон? )
queyntefantasye: (Default)
Главная героиня недавно вышедшего на экран фильма «Оно идет следом» (It Follows), всеми любимая девушка-красавица, ученица колледжа, идет на свидание с малознакомым юноша и занимается с ним сексом на заднем сидении его машины. И узнает, что через секс юноша передал ей проклятие: теперь «оно» всегда будет идти за ней следом, медленно, но неутомимо, принимая любые обличья (видимые только ей и тем, за кем оно охотилось раньше), пока она не передаст проклятие дальше.

Я большой любитель хоррор-жанра из-за его метафоричности: кровь да кишки сами по себе мало страшны, это уже не хоррор, а документальный фильм из анатомического театра. Нет, по моим наблюдениям, обычно хоррор-фильм оперирует совершенно как многие стихи эпохи Ренессанса: он построен вокруг так называемого “conceit” – центральная развернутая остроумная метафора.Простой и известный пример: )

Именно так построен и хоррор-жанр: чтобы «задевать» аудиторию, в фильме должна быть какая-то центральная метафора, которая придаст смысл пугающим событиям и картинкам. До того, как посмотреть «Оно идет следом», я некоторое время гадала, что же собой должен символизировать проклятие, передаваемое через секс. Венерические заболевания? Испорченную репутацию?
Все оказалось гораздо более интересно и менее категорично. «Оно идет следом», в некотором роде, фильм о прощании с детством, о сексе и о любви, и о времени, которого так мало.

Девушка по имени Джей плавает в бассейне на заднем дворе. Заходит в дом, где ее младшая сестра-погодок с друзьями смотрят телевизор. В мире девушки все спокойно: она живет в тихом пригороде, признанная красавица, всеми любимая. Она собирается на свидание с новым бойфрендом.
Но стены этого искусственного мирка тонки:Read more... )
queyntefantasye: (Default)
Как известно, во времена Советского Союза много усилий было положено на то, чтобы создать какое-то общее культурное пространство, которое связало бы республики (очень, естественно, между собой культурно отличные). Касалось это, конечно, и детской литературы, и во многом эти усилия были успешными: не зря в русском интернете говорят про "общих чебурашек", которые роднят выходцев из бывшего СССР.

Но тут уместно спросить: как и из чего создавалось это общее культурное пространство?

Грубо говоря, я бы поделила его на три общие части:

Read more... )
queyntefantasye: (Default)
Случайно узнала, что в 1965 году католическая и православная церкви наконец-то сняли взаимные анафемы, через девятьсот с лишним лет после их наложения.

При этом, по идее, анафему (великое отлучение) можно наложить только на членов церкви.
То есть главы двух церквей "выгнали" друг друга из христианства.
Ты дурак! нет, ты сам дурак!
И потом девятьсот лет не разговаривали.

P.S. Не в силах удержаться, цитирую из Википедии, из статьи про анафемы
"341: на Антиохийском соборе восемьдесят семь собравшихся прелатов предали анафеме Афанасия Великого. В свою очередь Афанасий предал анафеме осудивших его прелатов."
queyntefantasye: (Default)
Сегодня ходили на чеховскую "Чайку" в постановке Canadian Stage Company. Очень интересно поставлено: особенно мне понравилась Маша - актрису выбрали очень современного типа (вот тут она справа, смотрит пьесу Константина), и двигается она размашисто, и говорит, в принципе, как я ожидала бы от канадской девушки ее возраста. Как результат, ее страшно жалко. Прямо видится сегодняшняя девушка, которую загнали в девятнадцатый век, да еще и в рамки ее социальной позиции, в деревню, и оставили мизерный выбор - либо страдать от любви к сыну хозяйки, либо выйти-таки замуж за нелюбимого, родить ему моментально ребенка, и жить при нем, медленно, по кусочкам умирая (его тоже жалко, но по другим причинам).

Заинтересовало то, что в пьесе рефреном звучит мужская жалоба на несбывшееся. )
queyntefantasye: (Default)
Нашла у самой себя, еще из периода диссертации. Старое, но любопытное:

То, чем я занимаюсь сейчас, можно сформулировать так: полеты фантазии в Англии шестнадцатого века. То есть - воображаемые элементы в текстах, которые якобы описывают исторические события. То есть, в основном, протестанская антикатолическая пропаганда.
Загвоздка в том, что в Англии шестнадцатого века царил такой сюрреализм, что фантазию от реальности отличить бывает очень нелегко. Медиевисты, бывает, жалуются, что в средневековых текстах откровенная выдумка зачастую выдается за правду. У меня наоборот: читаешь, думаешь - ну точно присочинил автор, начинаешь копать историю - оказывается, что примерно так оно и было.
Джон Фокс, составитель знаменитой "Книги мучеников" (The Book of Martyrs), описывает события, произошедшие, когда к власти пришла Мария Тюдор, она же Кровавая Мэри. Предистория: во время правления Эдварда Шестого, итальянец Питер Мартир был приглашен в Оксфорд как профессор, а при возвращения католицизма он, конечно, покинул страну (тут уже немножко начинается путаница, так как фамилия итальянского профессора - Martyr - по-английски и значит "мученик", но он вполне себе историческая личность).
Так вот, Питер покинул страну; но пока он был Англии, умерла его жена Катерина (кстати, бывшая монахиня, хотя Фокс ничего про это и не упоминает), и была похоронена на территории Оксфорда, недалеко от мощей Св. Фридесвиды (покровительницы Оксфорда и по сей день). И вот, пишет Фокс, злобные католики, недовольные тем, что какая-то протестантка оскверняет собой гробницу, выкопали Катерину и бросили ее тело на помойную кучу.
Когда же через несколько лет королева Мария умерла и к власти пришла Елизавета, было решено захоронить Катерину обратно, смешав ее кости с костями Св. Фридесвиды, чтобы, если какой-то безумец захочет опять ее выкопать, он бы не смог разделить двух женщин (if anyone "will be so mad hereafter to remove this woman's bones again, it shall be hard for them to discern the bones of her, from the other").

Скажу честно: )
queyntefantasye: (Default)
Мурр так волшебно написала о мультике Frozen (Снежная королева), что мне тоже захотелось об этом поговорить. Несколько лет назад Пиксар сделал мультфильм Brave (Храбрая сердцем), который ожидали с большим нетерпением, т.к. он должен был быть о смелой, неженственной принцессе, а потом как-то очень быстро забыли, и частично, мне кажется, потому, что он довольно откровенно обсуждает проблему отношений между мамой и дочкой.
Именно с этой темой американские мультфильмы обычно обращаются в очень завуалированной форме. Например, в Tangled (Рапунцель) - абьюзивная мама, маниакально удерживающая дочь при себе, оказывается не просто неродной, а вообще злой ведьмой, укравшей ее у настоящей, любящей матери. В Coraline Тима Буртона - еще интереснее. Главная героиня, во многом - ребенок, заброшенный занятыми родителями - уходит в "зазеркальный" мир, где все крутится вокруг нее, а ее реальные соседи становятся персонажами ее личной сказки. Этот мир управляется ее "the other mother" (ее "другой" матерью, изнанкой и отражением настоящей, отсутствующей мамы), которая хочет Коралину сделать своей куклой, уничтожить эмоционально - пришить ей вместо глаз черные пуговицы и любить сильно-сильно, пока не залюбит вконец.

А вот в "Храброй сердцем" проблематичные отношения между мамой и дочкой не заметаются под ковер существованием "настоящих", хороших мам.Read more... )
queyntefantasye: (Default)
А вот кстати, на тему литературного плагиата: у genuine-elka год назад (да, я тормоз) обсуждали русского писателя, который приспособил для своих целей серию про некроманта Аниту Блэйк, написанную Лорел Гамильтон (собственно, судя по всему, добрался пока только до первой книги). Русский писатель не постеснялся, одолжил у Гамильтон и рассуждения главного персонажа вначале, и интеракцию с посетителем, и отношение к работе, до определённой степени.

Вопрос у меня такой: клеймить или не клеймить? Да, чего уж там греха таить, воспользовался писатель и идеями, и сюжетом. Но с другой стороны, если уж судить литературными мерками, тут у него скорее так называемый refashioning, переработка произведения из одной культуры в другую, в соответствии с запросами читательской аудитории. И имеется тут обширный исторический прецедент. Например, не клеймим же мы Шекспира за то, что его "Комедия ошибок" передрана с пьесы Плавта: и набор персонажей похожий (хоть и не идентичный), и завязка та же самая. Было у купца два сына, один потерялся, ищем, нашли, не поняли, запутались. Даже такие детали как склочная жена потерянного брата и куртизанка, с которой он водит близкую дружбу, сохранены. Или, ещё например, не клеймим Гёте за 'Фауста', хотя была уже великолепная пьеса Кристофера Марло - "Доктор Фауст", и гораздо лучше, по моему мнению, произведения Гёте. (По ней даже сняли дивное кино с Ричардом Буртоном и Элизабет Тэйлор, рекомендую.) Так вот, даже я говорю: что, мол, Гёте написал хуже и тягомотнее, лучше было бы оставить как было, не путать народ, но, раз уж решил переделать в соответствии со своими идеалами и реалиями, то ему и флаг в руки.

Потому что русский автор в данном случае - именно переделывает.Зомби и т.д. )

Profile

queyntefantasye: (Default)
queyntefantasye

January 2017

S M T W T F S
123 4567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 06:33 am
Powered by Dreamwidth Studios